Лжепророки последних времён. Дарвинизм

 

Дарвинизм и «тихая революция» в науке

Внедрение в сознание людей мысли о том, что они произошли от обезьяны, в течение последних полутора столетий не могло закончиться успехом без поддержки со стороны науки. Опросы общественного мнения в разных странах мира показывают, что сегодня около половины всех опрашиваемых соглашаются с такой версией происхождения человека или, по крайней мере, её не опровергают. Более глубокие социологические исследования показывают, что люди занимают такую позицию по одной простой причине: «так сказала наука». Сами люди не пытаются самостоятельно рассуждать и делать собственные выводы и заключения. Они полагаются на «науку», которая в большинстве случаев стала им заменять религию. Сменилась вера: была религиозная, стала «научная».

«Научная» вера существует уже давно. Например, вера в то, что Бога нет. Доказать это невозможно, остаётся только верить. Такая «научная» вера может приводить к совершенно абсурдным и печальным последствиям. Вот один забавный случай, изложенный в книге нашего богослова А.И. Осипова: «В 1790 году около французского города Жюллек упал метеорит. Мэр составил протокол об этом событии, который подписали 300 свидетелей, и послал в Парижскую Академию. Думаете, академики тогда поблагодарили за помощь науке? Ничего подобного. Парижская Академия не только составила объёмистый трактат “Об абсурдности падения камней с неба”, но даже приняла специальное постановление по этому поводу. Многие музеи выбросили метеориты из коллекций, чтобы “не сделать музей посмешищем”. А один из академиков, Делюк, заявил: “Если даже такой камень упадёт у меня перед ногами, и я вынужден буду признать, что я его видел, я добавлю, что поверить в это я не могу”. Другой академик, Годен, добавил, что “подобные факты лучше отрицать, чем опускаться до попыток объяснить их”. – В чём дело? Почему почтенные академики объявили войну метеоритам? – Согласно поверьям невежественных людей, камни с неба посылает Господь Бог. “Раз Бога нет – значит, не может быть и камней с неба», – постановили парижские академики . Точно также не желают современные учёные замечать многочисленные чудеса, с которыми верующие в Бога люди сталкиваются в своей жизни регулярно. Например, мироточение икон, обновление икон, чудесные исцеления людей и т. д.

В дарвинизме – всё наоборот. Теория эволюции выстраивается не на фактах, а на фантазиях. Никаких промежуточных, переходных форм от обезьяны к человеку за полтора столетия с момента выхода «Происхождения видов…» не обнаружено. А гипотезу поспешили уже объявить «теорией», а теорию оспаривать нельзя. Разве это не вера человека-варвара?

Невольно приходишь к выводу, что дарвинизм стал пилотным проектом по окончательному превращению науки в новую религию для тех, кто стремился (и стремится) к мировой власти . Эффективная политическая власть «хозяев мира» возможна лишь при установлении власти над сознанием и душами человечества. На науку и возложена эта миссия: выступать в качестве «лжепророка», быть «идеологическим комиссаром», «правой рукой» антихриста . Чтобы наука эффективно выполняла эту миссию, необходимо два условия.

ПЕРВОЕ — всяческое повышение её авторитета для того, чтобы у людей не было никакого сомнения, что эта высшая инстанция, отвечающая на все вопросы жизни. Что именно она и только она монопольно владеет «истиной». Это что-то наподобие «министерства правды» из романа «1984» Оруэлла. Для выведения науки на высокую орбиту всеобщего почитания соискатели мировой власти используют целый ряд проверенных инструментов. Прежде всего, СМИ. Кроме того, выстраивание сложной иерархической системы учёных званий и степеней. Также создание научных академий, присуждение нобелевской премии. А затем, с помощью всё тех же СМИ, «раскручивание» лауреатов нобелевской премии и превращение их в живых «богов».

ВТОРОЕ — контроль над мыслями и действиями членов «научной корпорации». Прежде всего, жёсткий контроль на «входе» с помощью таких «фильтров», как защиты диссертаций. Те, кто проходил эти «фильтры», понимает, о чём идёт разговор. Кроме того, стимулирование «правильных» мыслей с помощью заказов и грантов. Об этом хорошо сказал в своей последней книге Виктор Пелевин: «….Современным философам невозможно было бы жить и работать, если бы они не лгали синхронно сразу всей корпорацией, поглядывая друг на друга для ориентировки – потому что им ни в коем случае нельзя говорить о том главном, что понимает любой трейдер: вся их «цивилизация ценностей и смыслов» принадлежит далеко не себе.

Она принадлежит – вместе со всеми смыслами, ценностями и прочими жировыми складками – той самой компании потных от страха фальшивомонетчиков, которую оптимисты называют «мировым правительством».

Если вы занимаетесь золотом, вы знаете все это наверняка, потому что торговля XAU (XAU – международное обозначение тройской унции золота – В.К.) – одна из тех профессиональных кочек, откуда закулисная мировая механика видна безошибочно и точно.

Об этом постоянно пишут в серьезных профессиональных изданиях – потому что играть на рынке, не понимая таких вещей, сложно. Об этом не догадываются только мировые «философы» – но именно в этом и заключается их нелегкий труд.

Картель, управляющий мировыми делами через систему тонкой и многоступенчатой гидравлики, вовсе не таится от бесстрашной философской мысли в сумраке.

Он, скорее, сам отбрасывает ту сумрачную тень, в которой философская мысль блуждает, пытаясь понять, на что теперь дают гранты. А на что их дают, проще всего выяснить, посмотрев, чем озабочены актуальные художники, мыслители и прочий гуманитарный корпоратив.

Я не хочу сказать, конечно, что все эти люди куплены с потрохами. Вовсе нет. Мир гораздо жестче. Платить начинают только тем, кто сам пробился в топ, – а к этому моменту всякий мыслитель хорошо понимает, о чем мыслить, а о чем нет» .

Возможны и репрессивные меры против «инакомыслящих», вплоть до лишения научных званий и степеней. Я уже не говорю о таких механизмах, как аттестации и прохождение конкурсов.

Отношение к теории Дарвина и идее эволюции – своеобразный тест на предмет того, достоин ли человек высокого звания члена «научной корпорации». Моё наблюдение показывает, что в российской науке проявление сомнений в теории Дарвина и идее эволюции ставит под вопрос возможность пребывания человека в этой профессиональной корпорации. Учёный может иметь свое частное мнение, отличающееся от «символа веры» «научной корпорации», но он не имеет права высказывать его публично. Что касается высших «жрецов» «научной корпорации», то на них лежит тяжёлая обязанность периодически делать заявления о том, что дарвинизм – «единственно верное учение». В 2007 году высшие «жрецы» из Российской академии наук написали «письмо десяти академиков» и направили его президенту страны В.В. Путину . Письмо было опубликовано в ведущих российских СМИ под громким названием: «Политика РПЦ МП: консолидация или развал страны?» В письме выражена обеспокоенность «всё возрастающей клерикализацией российского общества, активным проникновением церкви во все сферы общественной жизни», в частности в систему государственного образования.

Кредо авторов письма выражено в следующем абзаце: «Вообще-то говоря, все достижения современной мировой науки базируются на материалистическом видении мира. Вопрос этот давно решён и в этом смысле нам просто не интересен. Ничего иного в современной науке просто нет. Прекрасно высказался на эту тему известный американский физик, лауреат Нобелевской премии С. Вайнберг: «Опыт учёного делает религию совершенно несущественной. Большинство учёных, которых я знаю, вообще не думают на эту тему. Они настолько не размышляют о религии, что даже не могут считаться активными атеистами» (New York Times, 23 августа 2005 г.) ».

Там же была затронуты проблема преподавания дарвинизма в школе и нашумевшее «дело Шрайбер» (исковое заявление Маши Шрайбер и её отца в суд по поводу преподавания теории Дарвина в школе). Письмо представляло собой болезненную реакцию «жрецов» «научной корпорации» на требования РПЦ и верующих (не только православных) прекратить зомбирование детей и молодёжи материалистической идеей Дарвина, которая в лучшем случае может рассчитывать на статус «гипотезы». «Письмо десяти академиков» лишний раз показало, что дарвинизм окончательно уничтожил науку, оставив лишь вывески «Академия наук», «академический институт», «научное учреждение» и т. п. Такие вывески маскируют «тихую революцию», которая была совершена в науке под видом распространения дарвинизма.

Появление на мировой арене дарвинизма знаменовало окончательное изменение природы науки. Американский теолог Рик Дейтон полагает, что дарвинизм похоронил эмпирическую науку, заменив её «наукой происхождения», которая на самом деле является философией: «Необходимо обратить внимание, что со времени опубликования “Происхождения видов…” Ч. Дарвина в 1859 г. определение слова «наука» поменялось. Вместо «операционной науки», основанной на эмпирическом опыте, под наукой стали подразумевать «науку происхождения», основанную на эволюционной философии. На самом деле, «наука происхождения» – это философия, а не наука. Следует вернуться к первоначальному значению операционной науки – как к области исследования, оперирующей эмпирическими данными. Истинно научными считаются факты наблюдаемые, повторяемые и демонстрируемые. Произошедшее в далёком прошлом невозможно наблюдать ныне, повторить или продемонстрировать, поэтому теории, касающиеся произошедшего в прошлом, принадлежат области философии» .

Ещё более важно, что со времён появления дарвинизма наука стала деятельностью, направленной не на открытие истин, а на их «создание». В этой связи вспоминаются слова из романа Джорджа Оруэлла «1984»: «Всё что угодно может быть истиной». В этом же романе достаточно откровенно объясняется, что наука последних времён – не познавательная деятельность, а инструмент власти: «…вам следует понять, что власть – это власть над людьми, над телом, но самое главное – над разумом. Власть над материей – над внешней реальностью, как вы бы её назвали, – не имеет значения. Материю мы уже покорили полностью… Мы покорили материю, потому что покорили сознание. Действительность – внутри черепа… Вы должны избавиться от представлений девятнадцатого века относительно законов природы. Мы создаём законы природы». Следует пояснить, что эти слова произносит один из главных героев романа О’Брайен в разговоре с другим главным героем Уинстоном Смитом. О’Брайен – высокопоставленный чиновник Внутренней партии, а её руководителем является Старший Брат . Под «мы» в приведённой цитате понимается Внутренняя партия, руководимая Старшим Братом. Старший Брат находится «за кадром» сюжетных событий романа и олицетворяет собой высшую тайную власть.


Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!