Ивашов: Под вывеской союза России и Белоруссии

Специалистам понятны причины и характер встречи президентов России и Белоруссии 7 февраля в Сочи: приглушить разногласия и разночтения, регулярно возникающие в отношениях союзных стран. Речь прежде всего о ценовой политике российских, а точнее – транснациональных углеводородных компаний.

Ситуация с газом пока более или менее устойчивая, но с нефтью – это состояние войны. С 1 января 2020 года российская «Транснефть» прекратила поставки в Белоруссию. Республиканские министерства и компании начали консультации с зарубежными добытчиками. В тему посвятили даже заглянувшего в Минск госсекретаря США Майка Помпео, и он откликнулся, предложив помощь в решении вопроса («Помпео пообещал залить Белоруссию нефтью»).

Серьезных комментариев о результатах встречи в верхах не было, но заявление Александра Лукашенко от 14 февраля свидетельствует о том, что проблема осталась нерешенной. Единственно, что Москва (со слов Лукашенко) поможет Минску договориться с компаниями. То есть Путин выступит посредником между Минском и российскими нефтяными ТНК, потому как они государственными не являются, хотя некоторые так называются.

Если Россия не поставит нефть в нужных объемах, Минск начнет отбор из транзитной трубы. Батька напомнил, что рассматривается возможность реверса из Европы с использованием нефтепровода «Дружба». Но ведь и с Украиной все начиналось с «отбора» транзитного газа, цены на который для незалежной «Газпром» регулярно повышал. Закончилось войной в Донбассе. Сегодня «Газпром» поставляет топливо бесплатно да еще и погасил долги перед Украиной, выполняя решение Стокгольмского арбитража. Точнее – это мы, граждане России, расплачиваемся за политические просчеты.

 

Соцопросы против союза
Когда газовые проблемы обострились до предела, в наших СМИ и официальных структурах бросились демонизировать украинцев и твердить, что никуда они не денутся, «приползут к России на коленях». Все это происходило еще до госпереворота на Украине. Не получим ли мы нечто подобное с братской Белоруссией? Госсекретарь США просто попить чайку в Минск не прилетает. Да и в НАТО резко смягчили риторику в отношении Александра Григорьевича и РБ в целом, отмечают выдающийся вклад в урегулирование ситуации на Украине.

Проправительственные отечественные СМИ уже бросились высмеивать Лукашенко, предрекать Минску чуть ли не катастрофу в экономике и социальной сфере, обвинять белорусов в нахлебничестве и прочих грехах. Через неделю после встречи Путин – Лукашенко, а именно 14 февраля 2020 года в Инете появляется новый телеграм-канал «Минская семибоярщина» (конечно, он возник совершенно случайно), разразившийся материалами типа «Нефтяная отрасль Белоруссии накануне краха». Усиленно проповедуется срочная необходимость приватизации белорусских НПЗ собственником нефти (то есть «Роснефтью» или «Транснефтью»), что немедленно приведет сябров к счастью. Но в конце декабря 2019-го в самой Белоруссии прошли не слишком многочисленные митинги протеста против попыток Москвы поглотить республику и лишить ее независимости. А в апреле в Институте социологии Национальной академии наук Белоруссии проводились исследования, касающиеся динамики изменения отношения граждан РБ к Союзному государству. 49,9 процента белорусов считают, что страна должна быть независимой и строить отношения с Россией на основе международных договоров. При этом 36,1 процента за межгосударственное взаимодействие на принципе равноправия с созданием наднациональных органов управления. Сторонников вхождения Белоруссии в состав России – лишь 7,7 процента. Помимо этого, на 14,9 процента за последние 16 лет выросло число тех, кто выступает за полную независимость государства. Сторонников равноправного союза с Россией убыло. А опрос Белорусского института стратегических исследований показал: 54,8 процента категорически против Союзного государства с единой валютой, президентом и парламентом. За – лишь 20,4 процента респондентов, 24,7 – затруднились ответить. Это говорит о том, что большинство граждан Белоруссии не желают быть в составе РФ или видеть во главе Союзного государства кого-либо из российских чиновников.

Поделюсь личными наблюдениями. Еще со времен военной службы много общаюсь с белорусскими коллегами, не только с однокашниками и сослуживцами. Довелось встречаться и с Александром Григорьевичем Лукашенко.

Когда президентом РФ стал Дмитрий Медведев, число белорусов, желающих быть вместе с Россией, резко сократилось, а друзья выражали мне соболезнование. Почему? Российская реальность – это повсеместная коррупция, ежедневная гибель десятков (а иногда и сотен) российских граждан на дорогах, при пожарах, наводнениях, в боевых действиях, бандитских разборках. А еще сплошное вранье на телеканалах и пустые обещания чиновников, отсутствие внятной модели и стратегии развития, ускоренное обнищание населения, смертность, опережающая рождаемость… Все это пугающе действует на взрослое население Белоруссии. Крестясь и поглядывая в сторону России, они, как правило, шепчут: «Не приведи господи».

Так что Союзное государство под большим вопросом. К сожалению, таковым оно было с первого дня.

 

Интеграция под выборы
В теории определения сущности «союзное государство» нет. Можно найти рассуждения на эту тему, но юридически четкая формулировка отсутствует. В политической практике такое образование также встречается редко, скорее как неудачная попытка (Египет, Сирия, Ирак) или вынужденная мера (Босния и Герцеговина). Почему и как возникло предложение о более глубокой форме интеграции на постсоветском пространстве? Поразмышляем, обратив внимание на дату рождения идеи – 2 апреля 1996 года.

Чуть углубимся в историю. Октябрь 1993-го: Ельцин совершает государственный переворот, расстреливает Верховный Совет РСФСР, чтобы окончательно покончить с СССР и народовластием. В декабре проталкивается новая Конституция, но народы теперь уже бывшего Советского Союза и РСФСР продолжают противодействие узурпации власти и расхищению общенародной собственности. 1996-й: Ельцин идет на выборы президента с рейтингом, близким к нулю, ненавидимый подавляющим большинством населения.

15 марта 1996 года Госдума принимает постановление «Об углублении интеграции народов, объединявшихся в Союз ССР, и об отмене постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года о денонсации Договора об образовании СССР», а также постановление «О юридической силе для Российской Федерации – России результатов референдума СССР 17 марта 1991 года по вопросу о сохранении Союза ССР». Реальных политических последствий данные решения не имели, но падению ельцинского рейтинга способствовали. В штабе либералов паника: шансов Ельцину избраться никаких. Зюганов в разы опережает главного соперника. Избирательный акцент коммунистического лидера – восстановление СССР. Чем ответит разрушитель большого Союза? Запускается политологическая версия поэтапного восстановления «обновленного» Союза.

2 апреля 1996 года вбрасывается сообщение, что по инициативе Ельцина между двумя государствами достигнута договоренность об образовании сообщества России и Белоруссии. Решено создать интегрированные политические, экономические и военные структуры в целях объединения материального и интеллектуального потенциала двух государств.

Читая договорные документы, чувствуешь, во-первых, непрофессионализм авторов договора, во-вторых, их паническую спешку (по данным неофициальных соцопросов, к апрелю 1996 года Ельцин набирал всего пять-шесть процентов голосов). Именно это обстоятельство стало причиной создания чего угодно, что прибавит голосов на выборах. А дальше, как из рога изобилия, посыпались законотворческие (парламентское собрание), исполнительские (кабинет министров, постоянный комитет) и другие решения. Начался рост «союзных» структур и числа чиновников, требующих ежегодно миллиардных бюджетов. Плюс постоянные сессии, встречи, консультации, заседания, совещания разных уровней.

Было пафосно заявлено об общих законодательстве, Конституции, оборонной системе, единых валюте и символах (флаг, герб, гимн). Естественно, ничего этого, кроме элементов совместной обороны, почтовой марки и памятных медалей, нет, но более 20 лет ведется «напряженная работа».

А теперь главный вопрос: если нет теоретической разработки модели Союзного государства, нет ничего подобного таковому в мировой практике, что мы строим? Может, просто «пилим» многомиллиардные бюджеты? Ведь постройка самого примитивного сарая требует определения его предназначения (целеполагания), видения модели (концепции), плана – проекта, сметы, сроков. Союзное государство всего этого лишено. И потому любое (регулярное) повышение цены на газ или нефть, «молочный» конфликт вызывают обострение отношений, немедленно выходящих на уровень президентов, и грозят разводом. Все идет по кругу. Итог от Пескова: «интеграционные процессы активизировались» до следующего повышения цены на углеводороды.

Все потому, что сотворенное в панике (что придут «красные директора») «нечто» реализовывать не собирались, так как никто из «строителей» не понимал сути объекта. По крайней мере с российской стороны. Это «нечто» – ненужный отечественной псевдоэлите багаж. Хотя позже у сторон появились попутные задачки тактического (не стратегического) уровня и они стали главными: для белорусов – снижение цены на углеводороды и допуск на российский рынок «молочки», для российских нуворишей – захват прибыльных НПЗ, приватизация других промышленных и аграрных предприятий, объектов инфраструктуры. И конечно, распространение власти крупных собственников-транснационалов, а далее, как у нас: обнищание, отупение, вымирание.

Александр Григорьевич Лукашенко прекрасно понимает ситуацию и перспективы, твердо знает, что если он отдаст страну российским хищникам, сябры проклянут и его, и весь род. Поэтому твердо заявляет: Белоруссия не станет одной из областей России, а Союзное государство рассматривает как сообщество двух равноправных, пусть и разновеликих стран. Данные соцопросов подтверждают позицию президента.

 

Гадание на картах
Чтобы как-то сдвинуть более чем 20-летний процесс с замерзшей точки, правительство РБ 3 сентября 2019 года передало для одобрения президенту Александру Лукашенко проект программы действий по интеграции. В ней заложена концепция, которая подразумевает исполнение принципа «Две страны – один рынок». 6 сентября премьер-министры Сергей Румас и Дмитрий Медведев парафировали программу интеграции. Был утвержден перечень «дорожных карт» – в список вошел 31 такой документ, однако их содержание не раскрывается. Правда, прозвучало сообщение, что в ноябре 2019-го правительства Белоруссии и России согласовали 16 «дорожных карт» в части экономической интеграции. Затем якобы еще несколько. 7 декабря 2019-го в Сочи состоялась встреча глав государств, по итогам которой восемь «карт» так и остались несогласованными. А 20 декабря в Петербурге были якобы одобрены проекты документов по электроэнергетике и сотрудничеству таможенных служб. Однако осталось еще три блока вопросов, а главное – так и непонятно, что мы строим.

 

Все права на материалы и новости охраняются в соответствии с законодательством РФ. Использование материалов издания допускается только при одновременном размещении гиперссылки на оригинал - 51406

Похожие статьи:

ПолитикаАлександр Роджерс о встрече Путина и Лукашенко

ПолитикаЕвгений Сатановский: Уроки Белоруссии

ПолитикаРостислав Ищенко: Зачем России Лукашенко?

ПолитикаЛукашенко хамски наехал на Мишустина

НовостиВ Минске задержали координаторов беспорядков


Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!