Сергей Михеев: Железная логика (20.03.2020)

Я согласен с тем, что действительно такая экстремальная ситуация открывает коридор возможностей для таких идей и действий, которые раньше вроде бы казались маловероятными или даже немыслимыми. Но, как минимум, мы видим на самом деле кризис концепции Евросоюза, это совершенно очевидно, причём мы вот здесь, в нашей передаче, это неоднократно предсказывали. Но там для того, чтобы это предсказывать, не надо было быть большим специалистом, экспертом там или каким-то гуру-шмуру, просто это видно, так как все вот эти их идеалы и ценности они же такие... на поверхности лежат.

 

 

Это такой налёт, знаете, верхний слой краски. Было ясно, что как только какая-то реальная проблема возникнет, всё, тут же это дело начнёт трескаться, начнёт соскребаться, всё, и вся эта полировочка она посыплется, а дальше вылезет то, что, в общем-то, из себя человек и представляет, причём европейский он там, китайский или русский. В этом смысле разница небольшая. А предсказать это было несложно ещё во времена наступления кризиса с мигрантами, потому что уже тогда было видно, что Евросоюз просто с достаточно такой понятной, но кризисной ситуацией, не то, чтобы очень глубокой, но не может справиться. Не может, потому что его вот эти все ценности входят в противоречие с жизнью. Что делать – не понятно. Вроде как надо сохранять открытость, а её нельзя сохранить, потому что эти мигранты, так сказать, всех сожрут, ну, вот что же делать, что же делать и так далее и так далее.

Кстати, интересно констатировать вот что. Всё-таки на самом деле Брюссель на уровне Евросоюза не смог выработать концепцию противостояния. И в итоге каждая страна на собственном национальном уровне, вопреки всяким там евросоюзовским ценностям начинает решать свои проблемы, причём в таком, закрытом режиме. Это первое. Но есть и второе. На самом деле теперь от момента возникновения угрозы до момента осознания того, что ждать чего-то из Брюсселя и продолжать петь мантры про общие ценности невозможно. То есть когда мигранты появились, они довольно долго вот это всё мусолили, мусолили, жевали, жевали вот эту вот кашу, вот эти сопли: ну как же, вот, ну, а с одной стороны, а вот с другой стороны. «А как же мы можем? Да мы же сами говорили», – да прочее, прочее. Мне кажется, как раз на мигрантах это дело как бы начало сдуваться, и сейчас эта дистанция оказалась гораздо меньше. Конечно в том числе потому, что появилась реальная смертельная угроза, люди начали умирать, причём в больших количествах, ясно, да. Но, тем не менее, мне кажется, кризис с мигрантами он подготовил почву, чтоб сейчас это вот всё схлопнулось буквально за один месяц. Потому что всё, вот такое впечатление, что уже как будто и не было никакого шенгена, не было никакой вот этой сверхоткрытости. Позакрывали все границы, причём действуют крайне жёстко, я бы даже сказал, цинично и может быть даже подло к своим собственным европейцам. Помните, они любили говорить, что нет никаких там французов, немцев. Поляков, есть европейцы!

 

Все права на материалы и новости охраняются в соответствии с законодательством РФ. Использование материалов издания допускается только при одновременном размещении гиперссылки на оригинал - 29110

Похожие статьи:

ТВ и РадиоСергей Михеев: Железная логика (19.03.2020)

ТВ и РадиоСергей Михеев: Железная логика (23.03.2020)

ТВ и РадиоСергей Михеев: Железная логика (12.03.2020)

ТВ и РадиоСергей Михеев (20.03.2020) Итоги недели

ТВ и РадиоСергей Михеев: В Европе выживает сильнейший


Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!